Чудо-дети, возрожденные по методу Бронникова

Газета «Панорама Латвии» №284 (3053) от 5 декабря 2002г. (Латвия, г.Рига)

ЧУДО-ДЕТИ, ВОЗРОЖДЁННЫЕ ПО МЕТОДУ БРОННИКОВА

В Риге открылась Школа энергоинформационного развития человека, работающая по методу доктора философии, российского академика Вячеслава Бронникова. Наша газета уже рассказывала (№ за 24.10) о феноменальных способностях людей, обученных по этой системе: овладевая — с помощью несложных упражнений — собственным внутренним биокомпьютером, фотографической памятью и закономерностями дешифровки информации, ученики Бронникова запоминают килобайты информации, производят в уме сложнейшие математические действия, диагностируют и лечат сложнейшие заболевания, открывают альтернативное зрение, наконец, не болеют и не устают.

Особенно сильное впечатление производят дети, вырвавшиеся из жестких ограничений детского церебрального паралича и многих других «неизлечимых» болезней, а «попутно» овладевшие еще и способностью видеть и лечить болезни других людей.

Необычный ребенок

Читательнице «Панорамы Латвии» Екатерине — 86 лет. В прошлом она — педагог, руководитель крупного учреждения. На курсы Бронникова ее отправила заботливая внучка. И после нескольких занятий бабушка считает, что внучка может быть ее первыми успехами довольна:

— У меня получается! На прошлом занятии я в спине ощущала настоящий пожар! А сегодня меня осмотрел специалист, который увидел в моем организме острые недостатки, в том числе диагностировал и мои больные почки…

— А вас не смутило, что этим специалистом был 12-летний ребенок?

— Я знаю, знаю! Но это не обычный ребенок! Он прямо-таки предсказатель: без всяких рентгенов все у меня так точно определил! Точно сказал: проблема в барабанной перепонке левого уха, — а еще он обнадежил, что все можно будет восстановить… И я верю. Этот мальчик вызвал у меня доверие.

А вот диалог с самим юным диагностом -12-летним Женей Голубевым:

— …Когда я стажировался по диагностике у Володи Бронникова (сына академика Вячеслава Бронникова. -Е.Р.), то сидел в биокомпьютере непрерывно по 7-8 часов…

— Ты хоть делал перерыв на обед, ведь в биокомпьютере же не поешь?

— Перерыв делал, — улыбается. — А знаете, хоть по-настоящему там и не поешь, но попробовать еду можно — ощущения совсем как настоящие! И цветы там пахнут так же, как и здесь!

— Не тяжело тебе было так подолгу работать?

— Мне было интересно. Мне нравится изучать медицину. Хочу быть врачом. Уже могу делать экспертизу-коррекцию человеческого организма.

— Как ты это делаешь?

— По моей команде на внутреннем экране биокомпьютера появляется идеальный орган и параллельно тот же орган человека, который я тестирую. Затем, чтобы выявить патологию, эти изображения одно на другое накладываются, сравниваются. Дальше закладывается определенная программа, назначаются упражнения для коррекции. Все это делается внутри биокомпьютера…

— Да, человек ты серьезный. С кем ты дружишь?

— Мой лучший друг — Илья, на пять лет старше, уже студент, учится на программиста.

История, рассказанная Светой Голубевой

— У моего сына Жени был врожденный правосторонний гомеопарез, детский церебральный паралич. Пять лет тому назад, готовя сына к школе, я повела его на иглотерапию. Тут и
стряслась еще большая беда: после сеанса у Жени вдруг пропали все рефлексы, отключилась память, сознание — ребенок стал полностью неадекватным. Ни о каком обучении речь, понятно, уже не шла, какое там! Только бы за руку его удержать — дома ли, в магазине…

Надо сказать, жизненная ситуация в этой семье вообще складывалась непростая. Женин папа погиб, когда сыну было два года. К счастью, Светлане «везло на хороших людей, друзей, без них
ничего не смогла оы…» один такой хороший человек три года назад и позвонил ей из Москвы, прослышав о методе Бронникова: «Света, приезжайте! Вам только это может помочь…»

— Поехали мы с Женей в Москву, — вспоминает мама
Света, — прошли 10 занятий по первой ступени. Ничего нам никто не пообещал. Вячеслав Михайлович только сказал: клетки мозга отключены, надо их включить в работу. Володя Бронников, сын Вячеслава Михайловича, продиагностировал Женю по их методике -через биокомпьютер. И вот что поразило: не раскрывая истории болезни моего ребенка, он один к одному обрисовал всю картину болезни, которую мы получили в результате двухлетних больничных исследований! Это было первым моим сильным впечатлением. Потом, где-то на третьей неделе занятий, я заметила некоторые изменения в состоянии Жени: он понемножку начал меня слушаться!.. Ну, а через три месяца занятий, мы пришли на прием к Жениному лечащему врачу в Риге, и она сразу спросила: «Что вы с ребенком делали?!» И подтвердила: да, результат налицо, это то, что нужно, давайте продолжать…

— А когда наступило явное улучшение?

— Нескоро. Понимаете, никаких «чудес» не было, я и не ждала. Просто упорно занималась с сыном по системе. Мне дали знания, и я этими знаниями работала. В отличие от здоровых детей, которым достаточно позаниматься каждой из трех ступеней в течение месяца, мы с Женей осваивали каждую по году. И лишь в конце первого года занятий удалось полностью ввести Женю в сознание. А на последней, третьей ступени сын уже работал сам: на этом этапе дается серьезная медицинская программа — непосредственно ребенку. И он сам себя восстанавливает, а мать ему лишь немного помогает.

Так прошло три года, и теперь — вы сами видите результат. Хотя есть еще у нас над чем работать. Вячеслав Михайлович периодически диагностирует Женю, говорит, на какие упражнения переместить акцент…

— Если Женя был бесконтактным — как вы ухитрились заставить его делать сложные упражнения?

— Сначала для меня тоже казалось невероятной фантастикой, что он даже первую ступень освоит. Но эта система тем и хороша, что дает возможность заниматься с бесконтактным больным и постепенно, шаг за шагом, включать его в жизненный процесс. Мне все объяснили: что и как делать, как его включать. И я работала за него. Дали нам абстрактные и медицинские схемы, объяснили, как делать упражнения. Я периодически ездила в центры Бронникова в Москву и Феодосию, созванивалась со специалистами, получала четкие рекомендации — и точно их выполняла. Работала с сыном фактически с утра до вечера, сейчас Женя освоил и третью ступень, биокомпьютер, может диагностировать больных, и теперь уже он мне подсказывает, советует, если я что-то делаю не так.

Сейчас мы с сыном уже можем помогать другим людям, я начала работать инструктором в первых рижских группах. Если потребуется, совсем оставлю свою прежнюю работу: потому что это шанс для многих, и надо его людям дать.

Несколько ответов академика на вопросы «ПЛ»:

— Вячеслав Михайлович, известно, что вы профессиональный художник, скульптор. Как вы стали признанным ученым, ведь традиционно это очень долгий и тернистый путь?

— Весь этот путь я прошел в Москве за 10 лет. Вообще-то я бесконечно благодарен профессору Акимову, который занимается торсионными полями, — именно он нас пригласил в Москву, и первые исследования с защитными материалами были у него. И отсюда мы, так сказать, «пошли по рукам» науки. Одни пригласили, вторые, пошли программы различные — 1 0 лет сплошных научных экспериментов. Приезжали два эксперта из Академии наук Нью-Йорка, предлагали под наш центр 15 миллионов долларов. Но покидать Россию я не собираюсь.

— Какими словами вы напутствуете тех рижан, которые хотели бы освоить ваш метод?

— Наш организм, понимаете — это лепота, пластилин! Вопрос в том: управлять им или быть управляемым? Научитесь — сами будете управлять по быстрой команде: включилось, выключилось, появилось изображение -исчезло. Смысл очень простой, смотрите: первая ступень — нужно, грубо говоря, «включить телевизор в розетку». Ступень вторая: настраиваем антенну. И третья ступень — включение программ: внутри вижу, снаружи вижу, в инфракрасном излучении, в рентгеновском вижу — неизмеримо больше, чем обычными глазами.

У обучающихся по этому методу людей проявляются необычные способности — но другое дело, что при этом не надо превращаться в какого-то «супер-пупер целителя», нужно просто быть нормальным человеком. А то, случается, у обучающегося открываются некие способности — и все! Теперь он «махатма», начинает всех учить, лечить — ужас! Да будь сначала просто нормальным человеком! Вот смысл в чем! Вот я стараюсь при всем при том быть нормальным человеком, а не каким-то «махатма-с-крыши-упал», я против этого.

— Вы стараетесь. Значит, это трудно?

— Конечно, о чем речь! Ну и что? Когда человек ничто, он старается быть большим, а большой старается быть маленьким. Так и напишите: мудрец должен быть незаметен, как впадина на скале — это тибетская мудрость.

— После цикла лекций, который вы провели в Риге, какое впечатление сложилось у вас о рижской аудитории?

— У вас тут эзотерическое место, не простое. А люди — что ж, нормальные, очень приятные. Подходят, беседуем. Иногда вижу: человек молча уходит, переживает… Но, понимаете, нужно время, чтобы войти в роль ученика. Нужно время, чтобы проросли зерна. Нельзя сразу: услышали — все поняли. Нет, понимание — тоже процесс. Я, например, благодарен, что люди заинтересованы, слушают — потребность в нашей информации большая. Потому что методов много, но здесь сам человек может стать хозяином своего организма и своей жизни, эту методику легко передавать другим, это все просто — а перспектива большая. Лечение в этом методе — лишь побочный продукт. Просто в процессе развития определенных функций болезнь сама начинает уходить. Ну, вспомните: как ранка у здорового человека -она же сама заживает и постепенно исчезает. Так работает и наш метод.

Евгения РУЗИНА